Собаки большие и маленькие

Собаководство  г. Астрахань  2010 г. Взаимоотношения больших и маленьких собак.

В  наших  краях  живёт  вельштерьер,  которого  никогда  не  спускают  с  поводка. Большинство  собак  он  воспринимает  благожелательно. Но  если  собаки  подходят  с  ним обнюхаться,  он  в  качестве  приветствия  с  лаем  прыгает  на  них  так же,  как  делает  это  с хозяевами.  Пол  и  возраст  других  собак  пёс  совершенно  не  учитывает.  В  ответ большинство  кобелей  с  возмущением  начинают  драться  с маленьким  пёсиком,  который совершенно не умеет давать сдачи. Я  помню  времена,  когда  собак  в  городах  было  меньше  и  каждый  собаковод  был другому  союзником  и  собратом.  И  сейчас  на  пустырях  собирается  собачье  общество:  четвероногие  любимцы  гуляют  и  играют между  собой,  а  хозяева  общаются. И  все-таки между  владельцами  мелких  и  крупных  пород  возникают  ссоры.  Первые  боятся  чужих питомцев, а вторых чужие питомцы раздражают своей невоспитанностью. Среди мелких собачек, особенно нежной  конституции, попадается много животных  со  слабой нервной системой. Это  всем  известные  дрожалки  на  ножках,  разражающиеся  истерическим  лаем по поводу и без. Неуправляемые собаки любых размеров представляют опасность как для самого владельца, так и для встреченных на улице людей и собак. Очень драчливых собак приходится выгуливать на поводке и в наморднике. Маленькие  собачки  совсем  не  так  беспомощны,  как  кажется  их  владельцам:  они вполне  могут  постоять  за  себя,  используя  если  не  силу,  то  ловкость  и  подвижность. Иногда человек  заводит сразу несколько собак разных пород. Если маленькая появилась раньше, она часто становится доминантом. Я  видела,  как  ризеншнауцер  демонстрировал  свою  подчинённость  пекинесу,  а  тот принимал  эти  знаки  внимания  как  должное  и  свирепо  рычал  на  своего  ризеншнауцера, если полагал, что тот ведёт себя неправильно. Причём такие отношения у собак сохранились на всю жизнь. С другими собаками на прогулке  эта  парочка  вела  себя  совершенно  нормально,  хотя  маленький,  но  старший пекинес чаще демонстрировал позу угрозы, а большой, но младший ризеншнауцер — позу подчинения.  И  надо  сказать,  что  знакомые  большие  псы  уважали  высокоранговость пекинеса.  Моя  знакомая,  Зоя  Костына,  автор  новой  породы —  московский  дракон, — всегда  держала  больших  и  маленьких  собак  вместе —  ризеншнауцеров  или эрдельтерьеров  и  ирландских  терьеров  или  дракончиков —  и,  насколько  я  её  помню, никогда не боялась за своих дракончиков, даже если выгуливала их отдельно: эти собачки обладали на редкость крепкой нервной системой и были способны как нормально играть с большими собаками, так и постоять за себя. Единственная серьёзная травма, полученная одной из них, была трагикомичной: во время игры, эдакого отчаянного выброса энергии, накопившейся  за  день,  собаки  столкнулись —  большой  ризен  наступил  на  маленького дракончика.  И  то  Зоя  полагала,  что  виноват  пострадавший:  он  должен  был  вовремя увернуться от несущегося прямо на него тяжеловеса. Ещё у Зои была кошка, которая приходила после выставки в такое возбуждение, что её необходимо было  выгуливать на поводке,  как  собачку, пока она не успокаивалась. И надо сказать, что соседские псы обходили кошку стороной!

Среднестатистические  владельцы  маленьких  собачек —  ими  чаще  оказываются пожилые дамы — делают три основные ошибки. — При  встречах  с  крупными  собаками  они  не  дают  своим  любимцам  соблюсти ритуал обнюхивания; их собственная нервозность передаётся питомцам.  Вольно  или  невольно  они  поощряют  своих  собачек,  когда  те  облаивают  собак крупных  пород,  которых  хозяева  ведут  на  поводках. При  этом  их  собственные  собачки бегают свободно. Бедные владельцы малышей полагают, что те демонстрируют им свою храбрость  и  преданность,  хотя  на  самом  деле  собачки  проявляют  нервозность,  а  их владельцы — собственную невоспитанность, а иногда просто сварливый характер. Мелкая собачка, путаясь под ногами большой, раздражает владельца последней куда больше, чем его собаку. Правда, сцены иногда получаются комическими: скажем,  сука-спаниель  облаивает  кобеля-овчарку.  Владелец  спаниельки  убеждён, что овчарка способна разорвать его отчаянно смелую любимицу на куски. На самом деле ей ничто не грозит: нормальный кобель всегда уступит суке. У меня в детстве были приятели: девочка с фокстерьером-сукой по кличке Ренси и мальчик  с молодым  псом, московской  сторожевой. Так  однажды мы  буквально  спасали этого  сторожевого: разъярённая Ренси носилась вокруг него и вырывала клочья шерсти, уворачиваясь  от  нас,  а  бедный  пёс  не  только  не  сопротивлялся,  а  принял  позу  полного подчинения — лёг на землю и лишь жалобно поскуливал. Взрослые  половозрелые  собаки,  как  правило,  не  обижают щенков.  К  кобелям  это относится  в  первую  очередь.  Разумеется,  агрессивный  пёс  не  станет  делать  скидку  на размер  своего  взрослого  соперника.  Однако  демонстрация  подчинения  или,  наоборот, уверенности  в  себе (пекинеса,  про  которого  рассказано  выше,  не  трогали  даже  злобные собаки) может  затормозить  агрессию,  а  бестолковый  лай маленькой  собачки —  усилить её. Поэтому владельцам мелких пород надо бы немедленно прекращать все попытки своих воспитанников нападать на других  собак, но они чаще всего  этого не делают,  вступая  в бессмысленные  пререкания  с  чужими  хозяевами,  выдвигая  аргумент,  который,  в сущности, ничего не означает: «У меня собака маленькая, а у тебя — большая!» Как-то  я  была  не  только  свидетелем,  но  и  участником  подобного  случая:  моя крупная,  но  молодая  и  совершенно  безобидная  азиатка  кинулась  ласкаться  к  мопсу. Хозяйка закричала: «Уберите собаку!» Но пока мы препирались, собаки сами разобрались между собой: мопс вздыбил шерсть, увеличившись в размерах по крайней мере вдвое, а среднеазиатская овчарка присела на ногах и сжалась, сделавшись размером чуть ли не с мопса! Так  что  зародившийся  скандал  кончился  весёлым  смехом,  когда мы  увидели,  во что наши собаки превратились! Владельцы маленьких  собачек  часто  подхватывают  своих  питомцев  на  руки,  не отличая реальную опасность от воображаемой. Крупные  собаки  в  таких  случаях  проявляют  повышенный  интерес  к  человеку  с барахтающейся  на  руках  собачонкой.  Они  подходят,  чтобы  понюхать,  что  это  за  чудо. Проявлению настоящей агрессии такая тактика, кстати, не мешает. Я  знала  даму-охотницу  со  свирепым  гладкошёрстным  фокстерьером, притравленным  и  на  лису,  и  на  барсука.  Его  драк  с  другими  собаками  можно  было избежать,  если  собакам  давали  соблюсти  ритуал  обнюхивания.  В  большинстве  случаев кобели обменивались угрозами и расходились. Но владелица одного  среднего пуделя — собаки значительно большей по размерам, чем фокстерьер, — подхватила своего любимца на руки, а фокстерьер подскочил и вцепился в него. Пудель получил серьёзную травму, а хозяйка — тяжёлый нервный шок. Не схвати она своего бедного пёсика, у того осталась бы возможность убежать… Кстати, взятие на руки очень часто воспринимается собаками как  наказание  и  закрепляет  их  подчинённое  положение.  Правда,  маленькие  собачки  к этому привыкают и сами просятся «на ручки» с приближением больших: таким образом, они лишний раз демонстрируют своему хозяину лояльность, чтобы заслужить одобрение. А большая собака, если её поднять вверх, скорее сконфузится. Что  касается  владельцев  больших  собак,  то  лучше  им  относиться  к  владельцам маленьких  снисходительно  и  ещё  издали  попытаться  убедить  их  в  безопасности  своих любимцев. И все-таки отпускать их, давая самим выяснить отношения. Разумеется, речь не  идёт  о  действительно  агрессивных  собаках,  которых  на  самом  деле  значительно меньше, чем кажется на первый взгляд.

 
ЗверЮга.ру - живой сайт Юга